Главная В избранное Наш ЖЖ    

Рабочая борьба. Сайт настоящих профсоюзов.

О сайте
Наша борьба
Кризис
Как создать профсоюз
Лидеры и профсоюзы
Профучеба
Профсоюзы и политика
Пресса о профсоюзах
Аналитика
За рубежом
Законы
Солидарность
Прими участие
Наша кнопка
РАБОЧАЯ БОРЬБА - Сайт настоящих профсоюзов
Код кнопки:
Объединенный гражданский фронт
Без цензуры
Аналитика

25.11.2014
Забастовки должны стать доступнее

Недоступность законной забастовки приводит к стихийным протестам – к такому выводу пришли участники конференции «Трудовые конфликты в России и за рубежом», состоявшейся 14 ноября. Для гармонизации трудовых отношений процедуру организации забастовки в России надо упрощать.

14 ноября состоялась конференция «Трудовые конфликты в России и за рубежом». Организаторами мероприятия были Фонд Фридриха Эберта, Центр социально-трудовых прав и национальный исследовательский институт «Высшая школа экономики». Большинство из участников конференции отметили, что в последний год увеличилось количество стихийных акций протеста.

Стихийные акции

- Сейчас наметилась тенденция к сокращению количества протестов в промышленности и их увеличению в бюджетной сфере, - сообщил Петр Бизюков, главный специалист социально-экономических программ АНО «Центр социально-трудовых прав». - При этом конфликты перемещаются на периферию. Что характерно, в предыдущие годы доля неорганизованных протестов неуклонно снижалась. А в этом году она неожиданно выросла.

- Большинство акций протеста происходили в этом году в обрабатывающей промышленности, на транспорте и в здравоохранении, - уточнил Олег Соколов, руководитель департамента социально-трудовых отношений и социального партнерства аппарата ФНПР. - 70 процентов акций протеста произошло на предприятиях, где численность работников превышает 250 человек. И это закономерно. Исследования показывают, что, как правило, нужна численность коллектива примерно в 300 человек для активной защиты своих трудовых прав. Именно при достижении такой численности находится достаточное количество активистов и люди перестают бояться создавать первички и защищать свои права.

Увеличение количества стихийных протестов участники связывают со сложностью проведения процедуры забастовки и несправедливыми решениями суда, который признает забастовки незаконными на основании чисто формальных признаков.

Суды несправедливы

- Я провела анализ судебных решений, - сообщила Елена Герасимова, директор Центра социально-трудовых прав, - и оказалось, что в последнее время в 60 - 70 процентах случаев суды признают забастовки незаконными. При этом обнаруживается формализм и непоследовательность в вынесении решений суда. В частности, одну из забастовок признали незаконной, потому что суд счел, что нет доказательств того, что делегаты конференции представляли интересы трудового коллектива. Еще одну из забастовок признали незаконной из-за того, что делегаты не предъявляли документов, хотя закон не обязывает этого делать.

Некоторые из процитированных Герасимовой решений суда отдавали откровенным абсурдом:

« …после пяти календарных дней работы примирительной комиссии может быть однократно объявлена часовая предупредительная забастовка, о которой работодатель должен быть предупрежден в письменной форме не позднее чем за три рабочих дня [цитата редакции ч.6 ст.410 ТК РФ, действовавшей на момент забастовки - ЕГ]. В то время как часовая предупредительная забастовка была объявлена на 27 ноября 2011 года, то есть после завершения примирительных процедур» .

(Апелляционное определение ВС РФ от 25 мая 2012 г. N 33-АПГ12-2 (КТС в ООО "ФОРЕСИЯ АДП»)

«… представители, избранные на собраниях работников ЗАО "Первая стивидорная компания", состоявшихся в период с 6 августа по 24 сентября 2007 года, для участия в конференции работников Организации… были уполномочены на выдвижение требования к работодателю ЗАО "Первая стивидорная компания" по вопросу повышения тарифных ставок и окладов (минимального размера оплаты труда). Полномочиями по принятию каких-либо иных решений данные делегаты избравшими их работниками ЗАО "Первая стивидорная компания" наделены не были». «…указанные выше делегаты не имели права на конференции 25 октября 2007 года принимать от имени работников ЗАО "Первая стивидорная компания" решение об объявлении забастовки ввиду отсутствия у них таких полномочий»

(ОПРЕДЕЛЕНИЕ ВС РФ от 21 марта 2008 г. № 78-Г08-5 (КТС в ЗАО «Первая стивидорная компания»).

Непоследовательность решений суда

Отметила Елена Герасимова и непоследовательность решений суда. К примеру, принимаются разные решения относительно предупредительных забастовок.

Определение ВС РФ от 5 февраля 1998 года №71-Г97-5 (КТС в ТОО Морской торговый порт Калининград»):

«Признавая предупредительную забастовку незаконной, суд распространил на нее положения закона, регламентирующие объявление и порядок проведения основной забастовки. Между тем, процедура объявления и проведения предупредительной забастовки (часовой) регламентируется только п.3 ст.14 Федерального закона «О порядке разрешения коллективных трудовых споров».

Определение ВС РФ от 23 марта 2012 г. № 33-Г12-3 (КТС в ЗАО «Форд Мотор Компани»):

«Ст.410 ТК РФ не содержит указаний на то, что к проведению предупредительной забастовки требования об объявлении забастовки решением собрания (конференции) работников организации не применяются. Не установлено в ней и то, что предупредительная забастовка является особой акцией, проводимой по особому порядку.

Из смысла указанной статьи следует, что представительный орган имеет право только предложить работникам рассмотреть вопрос об объявлении забастовки, но решение об этом принимает собрание (конференция) работников».

Очень различные решения суд принимает и относительного того, что считать обособленным структурным подразделением. В 2004 году Верховный суд считал обособленным структурным подразделением работников, которые «могут иметь свой особый интерес, отличающийся от интересов работников других подразделений авиакомпании, в том числе в части установления условий труда и его оплаты». А в 2006 году тот же Верховный суд уже считал, что «под обособленным структурным подразделением следует понимать подразделение такой степени самостоятельности, которая обеспечивает его автономную от основной организации деятельность и которая, в случае забастовки работников такого подразделения, обеспечивала бы возможность продолжения деятельности всей организации». И суд, к примеру, не признавал обособленным структурным подразделением… оркестр театра, поскольку он «является неотъемлемой органической частью общей деятельности театра».

Нет смысла стараться

- Анализ судебной практики показывает, что всегда найдется основание признать забастовку незаконной, - заключила Герасимова, - и фактически суд выполняет функцию органа, предотвращающего проведение забастовки. А значит, соблюдение процедуры КСТ и забастовки имеет все меньше смысла.

- Люди видят бесперспективность усилий по организации забастовки – все равно признают незаконной, - сказал Юрий Орловский, заведующий кафедрой трудового права Высшей школы экономики, - и идут уже на другие меры. К примеру, на перекрытие трасс.

По словам Тома Прингла, исследователя профсоюзов и трудовых конфликтов в Юго-Восточной Азии из Университета Лондона, к чему приводит такое положение вещей, можно посмотреть на опыте Китая:

- Формально забастовки в Китае не являются незаконными. Однако многое было сделано, чтобы их вывести из правового поля. Официально права на забастовки китайцев лишили в 1982 году. Конвенции МОТ о свободе объединений в Китае тоже не ратифицированы. Имеющийся профсоюз был заинтересован в подавлении забастовок. Но к чему это привело? Хотя официально в Китае нельзя создать альтернативный профсоюз, но можно создавать НКО, которые занимаются развитием трудовых отношений. И стала популярной практика коллективных переговоров. Что получилось в итоге? Забастовки не запрещены и не разрешены. Они происходят, а закон и органы правопорядка их просто игнорируют.

Однако, по словам Прингла, сложившаяся ситуация повлияла на все стороны трудового процесса. И теперь государство все реже прибегает к репрессиям и все больше - к трехсторонним институтам. А профсоюзы начинают уходить от «направляющей» функции и внедряют практику ежегодных переговоров на уровне предприятий в некоторых отраслях.

Насилие и забастовки

Эдвард Вебстер, профессор социологии и исследований, почетный профессор Института Общества, Труда и Развития (ЮАР) рассказал, что забастовки оказались поворотным моментом в истории ЮАР:

- 1922 год: забастовка белых рабочих, в ходе которой было убито 153 человека, завершилась альянсом белого рабочего движения с националистами-африканерами;

- 1946 год: забастовка чернокожих шахтеров, в ходе которой было убито 9 человек. Реакция белых вылилась в победу апартеида в 1948 г. и способствовала альянсу между рабочим движением чернокожих и националистами-африканерами, в результате которого был создан Африканский национальный конгресс;

- 1973 год: забастовки в Дурбане – независимое профсоюзное движение и борьба за новую систему производственных отношений;

- Агрессивность и насилие в ходе забастовок при апартеиде достигли пика в 1987 г., когда в результате забастовок было потеряно 9 млн рабочих дней (количество бастующих, умноженное на количество забастовочных дней). В ходе забастовки Профсоюза работников транспорта Южной Африки (SATS) в 1987 г. убиты 4 не участвовавших в забастовке человека.

- В 1995 году, после десятков лет ожесточенной борьбы чернокожие работники в Южной Африке получили право на забастовку, зафиксированное в «Акте о трудовых отношениях» и в Конституции ЮАР. В результате в 1995 году количество рабочих дней, потерянных в результате забастовок, сократилось до 1,6 млн, а в 1997 г. - до 650 000.

По словам Вебстера, именно возможность ненасильственного разрешения трудовых конфликтов сумела стабилизировать обстановку в стране. Работники перешли от бунтов к более цивилизованным формам выяснения трудовых отношений. Однако с 2007 года количество «забастовочных дней» начало увеличиваться, забастовки стали продолжительнее ( до пяти месяцев) и снова появились человеческие жертвы. По мнению профессора, для того, чтобы избежать кровавых жертв, нужно дальнейшее совершенствование трудового законодательства ЮАР. А именно:

1. Профсоюзным уставом должно быть предусмотрено тайное голосование, предшествующее забастовке;

2. Переговоры о пикетировании должны вестись на местном уровне;

3. Профсоюзы должны иметь забастовочный фонд, чтобы предотвратить возникновение чувства отчаяния, которое ведет к насилию.

Выводы

В итоге речи почти всех присутствующих свелись к тому, что забастовка – наиболее цивилизованный способ решения социально-трудовых проблем. И этот инструмент должен быть доступным, обратное чревато нарушением закона и насилием.

По словам же Рудольфа Трауба-Мерца, руководителя Фонда Эберта в РФ, возможность организации забастовки – это вообще краеугольный камень экономики:

- В семидесятых годах в Конституционном суде Германии решили оспорить право на забастовку. И какое же решение принял суд? Он принял решение, что забастовка – краеугольный камень не только трудовых отношений, но и экономики. Ведь получается, что без забастовки невозможен даже переговорный процесс. Работники становятся попрошайками, а не полноценными участниками трудовых отношений.

"Солидарность"

Публикации раздела: Аналитика

26.05.2015 - Вершки и корешки
20.05.2015 - В России хотят полностью ликвидировать неформальную занятость
15.05.2015 - Зарплатное неравенство продолжает расти
13.05.2015 - Майдан по осени считают. Грозит ли России социальный взрыв?
08.05.2015 - Забастовка московских врачей. Первые итоги

© РАБОЧАЯ БОРЬБА 2007-2021. Все права защищены и охраняются законом.
При полном или частичном использовании материалов, опубликованных на страницах сайта www.rborba.ru, ссылка на источник обязательна.